Пишет Аут / Григорий Громов (abcdefgh)
2003-02-25 21:32:00

Утро в нарсуде

провел. Повод все тот же - талон за превышение скорости. Но только на этот раз не мой собственный "тикет" это был, а аспиранта одного из новичков здесь знакомого. У него это нарушение оказалось уже подряд вторым за ближайшие несколько месяцев. Такая частота вообще говоря бывает чревата дополнительной нагрузкой на цену страховки. Потому грустить у парня все основания были.

Попросил он с ним сходить -хоть не на долго, говорит, если затянется процедура - так как он там никогда не был и потому видно было что волновался. Первый раз у него все процедуры, с тем наказанием связанные - штраф плюс автошкола - разрешились одним разговором с клерком суда по телефону. Ничем понятно, кроме условно "психологической поддержки", помочь ему там в любом случае не смог бы, но ... семь верст не крюк - поехали. Предполагал что на часок. Совсем однако все иначе оказалось в ихнем городке, чем ранее то себе представлял.

Ранее, когда случалось посещал такие заведения, то это был совсем отдельный судебный зал, который так и назывался обычно - Traffic Violation ... - "Нарушение правил движения", или что-то ровно в таком духе, сколь помню. В этом же городке, видимо по причине не таких больших масштабов вокруг их дорожных нарушений, все и вообще видать что слушалось каждый день в одном присутствии. Сначала уголовные дела мелкие обсуждались (нарушения режимов условно досрочного освобождения отдельными гражданами и их за то наказания); споры, публично слушаемые, с офицерами полиции тех граждан, что решили отклонить факт своего дорожного нарушения; и только в самом конце уже пошли сплошной вереницей те, кто явился с повинной и тока на милость судьи в надежде.

Так что заметно больше времени отняли те посиделки, чем мы с ним рассчитывали, но и много увидели зато в познавательном плане интересного. График свой утренний поломал из-за того, что уйти оказалось трудно уже и просто по растущему интересу к неожиданной во многом форме всех тех обсуждений.

Каждый отдельный случай обсуждался в подробных к нему обстоятельствах и тут же следовало решение - после того как судья и еще несколько человек, что ему ассистировали (не знаю, какая у их функция была, может "заседатели народные" или кто еще) выносили вердикт. В первой скажем части заседания кому-то назначали дополнительные недели "добровольных" работ в городе, кого-то увы брали снова под стражу прям в зале том, и т.д.

Приводили и с мест заключения на слушания в этот зал некоторых, видимо, как реакция на их какие-то заявления или запросы. Так вот заключенные приходили в цепях. В буквально смысле при чем - цепь вокруг поясницы (типа пояса такого) а к ней уже что-то типа наручников к запястьям.

Первый раз видел там, как разрешаются споры нарушителей дорожного движения с офицерами полиции. Потому что - как выше отметил - раньше в тех залах суда, где доводилось бывать по сходным обстоятельствам, был только один сплошной конвейер - сотни людей за несколько утренних часов проходили перед судьей - из тех, кто вины своей в нарушении правил на дороге в принципе не отрицал, а излагал лишь смягчающие по его мнению к тому событию обстоятельства. Разумеется в содержательном плане то увидел в тех разбирательствах - водитель или офицер полиции - именно то, что и ожидал. То есть, пустое это все: офицер полиции всегда в итоге прав. Во всяком случае в этот день было так.

Да и странно, если бы оно оказалось иначе. Для того, на кого накладывают штраф, даже в случае если его тормознули не вполне верно, проигрыш социально взвешенный - с учетом исчезающе малой вероятности такого события - почти не различим. В случае же несправедливо отклоненного взыскания, которое наложил офицер, понятно что его рвение по службе будет уже несколько иным. И соответственно совсем другие последствия такой ошибки судьи могут оказаться. То есть видимо любой судья в такой ситуации выносит решения со сдвигом в запас по прочности социальной системы. Иными словами сомнения не толкуются в пользу подзащитного в таких ситуациях, в отличии от того, как то принято в юр системе в целом.

Приходили на те пререкания с офицерами полиции дорожной самые разные люди - молодые и старые, образованные и не очень, трезвые и не совсем. Итог был один - виновен. Одна дама принесла строго расчерченную схему события на дороге и обрушила на офицера каскад вопросов опять же строго предметных и по-существу. Судья с интересом слушал, читал схему ту, вникал и кажется почти проникся уже правотой той выдающейся дамы, но вердикт был тем же в итоге, какой он перед тем вынест чуть тепленькому мужичку, который и вовсе не понятно кажется даже ему самому зачем суда пришел.

Этот последний случай был уже и просто забавен. Начинают слушать офицера полиции, который как ему и назначили, пришел ко времени и ровным тоном излагает свое вИдение нарушения, им в документах зафиксированного. Меж тем, собственно нарушителя, который его вызвал к судье - нет. В середине слушания только лишь он вбегает в зал и полицейские бережно усаживают его на положенное к той беседе перед судьей место. Внешность - точно дед Щукарь, но только по-английски те свои прибаутки сыплет. Судья к нему обращается: сегодня много выпили с утра? Он: нет - что Вы - только вчера к ночи пивка принял с устатку. Судья его тогда уже без улыбки предупреждает, чтобы говорил правду. Ну, говорит, едва пригубил с утра тоже. Отправляют его на экспертизу. Оказалось, что действительно пил утром тоже, но процент алкоголя в крови пусть и впритык но проходит еще для такого рода видимо слушаний норму. А может судья и просто не хочет его заворачивать, чтобы снова к тому не возвращаться. Видимо процедура измерения спиртного произвела на него должное впечатление и он потому уже более ни в чем не сомневался. Прозрел. Виноват, - говорит.

Заключительная же процедура бесед с теми, кто не оспаривает своей вины, оказалась точно такой же, как и ранее везде то видел. Выстраивают в шеренгу выкликая подряд несколько имен сначала, затем - по отмашке - они по очереди подходят к маленькой кафедре в пяти метрах перед судьей для пояснения в чем им хотелось бы чтоб судья им посочувствовал. Итог опять же почти без версий один: если человек не только подтвердил вину, но и взял на себя труд лично повиниться в том перед судом, значит уже многое осознал - скостить ему за то половину наказания.

Так что пока все это мой юный приятель углядел, то и к моменту, как его очередь подошла, он свой лично монолог, в том самом стиле, как прослушал других, высказал без запинки и даже с изюминкой некой - об машине своей чего й то сумел вполне по делу ввернуть. Судья был им доволен - назначил выплатить лишь треть из ожидавшихся $250 но и - самое главное - дозволил снова идти в автошколу, чтоб не порушить расценки на страховку.

Общее впечатление почти такое же, как сложилось когда первый раз видел по телику многосерийно прямую - чуть не ежедневно - трансляцию из зала суда "Судья Джуди". Первое что бросается в глаза в такого рода многочасовых заседаниях - артистизм судьи во всех без исключения ситуациях. Насколько могу понять его основная - если пользоваться театральным термином "сверхзадача" - чтобы все решительно ушли из того зала с чувством, что их облагодетельствовали. Судья каждому вручает его лично подарок и ни одной ситуации не видел - даже когда брали под стражу - чтобы кто усомнился в том, что ему дико повезло, что встретил такого судью.

Основная часть эмоциональной энергии судьи тратится видимо в таких заседаниях на то, чтобы объяснить тем, на кого пал перст наказания, какого именно на самом то деле наказания они заслужили и за что. И лишь после того, следует царская к им милость - наказание, ниже нижнего предела из ожидаемого уже к тому времени неотвратимо приговора. "Пронесло" читается на лице одинаково и у того, кто выторговал в это зале полагает что своим умом и хитростью сотню долларов, и у того кому назначили две недели "добр-работ" (а уж ожидал что ) и у того, кого взяли под стражу на срок несопоставимо уверен он меньший, чем вина его был уверен что тянет.

В этом видимо и состоит одна из - если и не вообще главная - социально функция такого учреждения и соответствующее ему искусство судьи. Именно что искусство. Во всяком случае нынче именно и ровно такое впечатление от всего уведенного там возникло.