Пишет Аут / Григорий Громов (abcdefgh)
2003-07-30 12:39:00

"Есть три метода познания:
аналитический, интуитивный и метод, которым пользовались библейские пророки, - посредством откровения. Отличие поэзии от прочих форм литературы в том, что она пользуется сразу всеми тремя..." И.Бродский

Пушкин - с другой стороны - считал, что прозу ему писать труднее, потому как "в прозе должна быть мысль". Видимо имел в виду, что в поэзии иногда достаточно бывает музыки слова, которая не обязана нести логически ясно выражаемую мысль. То есть скорее всего он имел в виду не то, что "в прозе должна быть мысль", а то что она там должна быть к тому же еще и уже в готовом для логического ее читателем употребления виде препарирована - то есть, вербализована.

Остальные ветви искусств потому как этого ограничения не накладывают - там можно мысль выражать, как о том напомнил Бродский, многими иными способами, включая и потусторонние. Опять же в случае, если понимать Бродского поэзию, не только как буквенно выражаемую в стихах а как музыку, живопись и вообще все не обязательно вербальные средства доставки поэтически формулируемой мысли.

Ранее уже имел повод напоминать в этом дневнике в обсуждаемом выше контексте что "поэзия является самой древней из наук, покровительственно взрастившей все остальные человеческие знания, взявшие свои начала из ее источника..." Филип Сидни. Защита поэзии. 1595 г.

Update of 07/31/03:
Вес фактора "поэзии" не всегда бывает так уж очевиден во всяких иных - за пределами искусств - ремеслах. Хотя и говорят часто "красивое решение" по самым разным случается поводам, но редко чтобы так уж всерьез сами по себе критерии этой "красоты" взвешивались по фактору прямой эффективности, скажем, той или иной конструкции инженерной.

Первый раз с полной ясностью мог наблюдать, как практически работает этот самый фактор поэзии в авиастроении, к примеру, в цехе окончательной сборки авиазавода, о котором недавно писал здесь, по чуть иному правда поводу. Забрался тогда по какой-то производственной надобности на стремянку и под самым потолком, когда глянул вниз, то стало оно совершенно очевидным. Поясню чуть подробнее тот случай.

В цехе тогда - на разной стадии их сборки - находились на стапелях два-три бомбера Ту-95 и один гражданский их клон Ту-114. Это был из первых поди еще в то время в мире дальних - включая и межконтинентальные - рейсов пассажирский самолет. На нем кроме прочего Хрущев на Кубу и в Америку летал. Правда для надежности взял тогда с собой в рейс сына авиконструктора. Но самолет был и вправду хороший, и потом некоторое время ходил в нормальном Аэрофлотовском режиме на трассе Москва-Хабаровск.

Так вот сверху когда на оригинал - сам по себе Ту-95 который - и его переделанную под иные задачи версию Ту-114 глянул, то разница смотрелась что называется самым вопиющим образом. Первый выглядел тем самым "гением чистой красоты" - изумительной гармонии тело хищной ... то ли птицы, но более все-таки рыбы тело распластанное напоминало. Все контуры и сколько то различимые сверху детали конструкции доведены до зримого совершенства линий и просто сливаются в какой-то органично живой организм.

Тот же самый клон пассажирский - уже апосля то есть каторый из бомбера исходно задуманного переделывали - стоял рядом как уродливо раздувшаяся под солнцем выброшенная на берег та самая рыбина, в воде изящно стремительная. Именно что рядом когда на них посмотришь, то все эти отклонения от почти идеальных видимо исходно - по критериям красоты - решений задачи создания межконтинентальной боевой машины становились самым убедительным образом внешне видимыми. Ту-114 повторюсь был хорошим - по тем временам и особенно - самолетом, но в силу самых разных обстоятельств вскорости сошел с линий. Ту-95 летает - и при чем по единодушным отзывам экспертов мира успешно по всем критериям исполняет исходно ему на этапе создания поставленные задачи - ото и до се. Такое долголетие и для морских то судов редко встретишь видимо.

Посторонний к тому другой пример, но из той же области. Туполева на заводе встречают. Он идет по заводскому аэродрому в сопровождении окруживших его местных чиновников и специалистов, а на встречу - так случайным образом совпало - по рутинному производственному графику выкатывают новую машину к одному из первых полетов собранную только что. Он мельком глянул сдаля на внешний контур транспортируемого тягачами мимо них самолетами и на ходу бросил: "люк вырвет".

До заводоуправления еще они не дошли, а ему выкатали навстречу тележку с полным набором документации, о том что конструкция в целом - а люк, им всуе помянутый, так и в особенности- безупречно просчитаны на все виды ожидаемых в полете нагрузок. Он отмахнулся - "после полета поговорим..." Люк тот вырвало а случай этот сам по себе тут же стал одновременно и элементом заводского фольклера и одной из наиболее популярных изюминок мемуаристов Гл. конструктора. Критерии, по которым создатель видит иным в упор неразличимый порок конструкции, обсуждались в этом контексте много реже. В том числе и потому видимо что сама по себе механика поэзии в отличии от поэзии механики остается - и видимо навсегда - за кадром.

Next update of 07/31/03:
Так вот, возвращаясь к приведенному выше примеру. Гл. конструктор увидел мельком брошенным взглядом тот люк сдаля еще по той самой причине, по которой музыкант и в уличном шуме - из проходящей машины - расслышит фальшивую ноту чьей-то из окна слышимой виолончели. Для него то люк был тем же самым нарушением гармонии Вселенной. Это во-первых. А уже только потом, совокупность причин имела место и могли быть обсуждаемы.

Сильные математики, которые в ранних еще самых этапах ракетно-ядерной гонки были заняты в весьма тяжелых по нагруженности различными областями естественно-научных знаний проектах, удивительно совпадающим образом описывали иногда особенности их общения с Руководителем:
 

Отсюда кстати и все как правило вполне реалистичные страсти, рассказываемые про несговорчивость, несрабатываемость и пр. тяжелые недостатки живого общения с наиболее продвинутыми в своей области специалистами почти любой области производственной деятельности. Объяснение тому простое. Знающие люди утверждают, что музыкантов в аду наказывают самым мучительным образом из всех грешников - их заставляют играть фальшиво. Так вот наиболее тонко различающие детали устройства той или иной профессионально выделенной Вселенной специалисты так именно - самым мучительным из всех остальных на них дискофортно воздействующих факторов бренного мира - и воспринимают почти любые отклонения от одним лишь им ясно видимой идеальной линии развития проекта. Отсюда и вся та - внешне кажущаяся психологической патологией - болезненная их реакция на все те (иным из коллег или не видимые или не расцениваемые столь критически) отклонения.

Совсем с другой стороны, но опять же все к тому выше высказыванию Бродского. Мало чего мог видимо высказать - из всей немерянно ему отпущенной сверху - суммые знаний о мире Высоцкий в прямой от себя устной ли общения речи, или прозе. Не сохранилось во всяком случае сколько-то заметных таким его высказываниям примеров. Актер - уже то было заметно, что есть чего ему миру сообщить с подмостков. Стихи - не знаю. Не мог их никогда читать. Но вот когда эти стихи слышны были под его гитары аккорды и его только голосом исполняемые, то многопластовый каждому свой мир открывалася. Никаким другим способом и никто такого рассказать и убедительно обосновать уже не мог. Кажется что вся и в полном объеме формула Бродского для пояснения философии Высоцкого только и придумана была. Иначе то никак ее не пояснить.


PS. Cреди первых трех имэйл-вопросов к этому посту два были почти дословно одинаковыми: к чему бы это? Ответ видимо вполне предсказуем - готовлю книжку к переизданию и вот наткнулся на фрагменты, кторые сам успел позабыть. Вновь когда зазвучали, стало любопытно глянуть на них вне контекста исходного повествования. Выпустил на волю их то есть. Пусть теперь сами походют. Без обложки.

Исли уж Веб для таких случаев изобрели, то почему нет? Можно хоть всю библиотеку теперь прочесать и повыпускать в "свободный полет" много поди еще чего из оттудова. Посмотрим.

>

Сколько раз увидел - столько и поцарапался об эту погрешность. Как физически приложился. В любой области инженерии то же самое. У архитектора наверное просто воспринимается острее, потому что видно всем, а не только ему одному. Но ощушения все равно одинаковые - тот факт, что никто не видит некорректное решение в потрохах узла электронного или программы ничего не меняет. Саднит также. Сам видишь - этого достаточно. Нормальная заноза.