Пишет Аут / Григорий Громов (abcdefgh)
2003-03-04 19:23:00

Прикладная мифомеханика -- "...тем хуже для фактов."

Интерес к поведению мифов существует давно. Мифотворчество - это наиболее древняя из известных форм человеческой мыследеятельности.

Однако так случилось, что встрял в обсуждения наиболее ярких - во всяком случае из наблюдаемых в онлайне - проявлений "самостоятельной активности" мифов относительно недавно. Тогда же и ввел для круга наиболее интересным лично мне в том проблем условно ограничивающее предмет обсуждения название - мифомеханика.

Сам по себе факт, что мифы - однажды поселившись в социуме ли в целом или же, к примеру, пусть даже и в голове того или отдельного индивидуума - ведут себя там затем довольно независимо, далеко не новый.

Но и однако редко где удается наблюдать столь отчетливо в деталях их такое своеволие и даже порой буйства, как в онлайновых беседах.

Потому видимо и встрял в тему мифомеханика столь прочно, что набрел на нее в онлайне. Принес как-то понравившуюся мне цитату из Юнга - о мифах в судьбах людей и народов - на конфу политру и предложил участникам, давно уже там про мифы дискутировавшим, про нее высказаться. С того оно все для меня в этой области и пошло. Ранее тема почему-то не затягивала в те ихние вроде и про то же самое беседы. А с той цитаты запал как в тему и вот уж который год интерес не угасает. Возможно и потому, что многое при том начинает заметно яснее толковаться из вокруг наблюдаемого. Среди базовых законов мифомеханики едва ли и не основной:

То есть миф, разумеется, вполне может в каких-то частных иллюстрациях прояснять детали своего содержания логикой отдельных фактов, но сам по себе никак от них не зависит. Более того, если факты почему либо не согласуются с давно и прочно устаканившимся в голове мифом, то тем хуже для того, кто попытается, апеллируя к таким фактам, породить сомнения в верности мифа.

Сомнения разумеется при том конечно же возникают - но только не в верности самого по себе мифа. Потому как одна из центральных установок прочности наблюдаемого бытия

Если же кто-то продолжает их - факты такого рода, подозрительно крамольные для структуры сложившегося мифа - пытаться обосновывать, то тогда он уже и сам по себе оказывается с того подозрительным. Появляются весомые основания предполагать что на самом то деле он фальшивый сам из себя какой-то, лживый и вообще тухлый наскрозь. Убийственная - иногда в буквальном смысле - доказательная сила финальных аргументов из ряда - ... а твоя бабушка - дерьмо! - надежно охраняет систему мифов от покушений на нее с любой - альтернативной уже избранной - внешней позиции.

То есть чем более обоснованными оказываются факты, подвергающие сомнению миф, тем хуже уже тогда не столько для фактов, но для того, кто имеет неосторожность их озвучивать: порочит передовой общественный строй, газету любимую, и т.д. Любые сомнения в обоснованности давно и комфортно обжившегося в голове мифа вызывают, как правило, всего лишь одну реакцию - раздражение. И в самом деле, что может быть более неприятным для человека, чем расшатывание внутренних устоев его мировидения?

Ошибочно думать, что такое происходит только при обсуждении политической части проблем бытия. В науках - любых, а не только лишь гуманитарных - конкурирующие научные школы еще никогда не добивались умиротворения в согласии. Никакая аргументация альтернативной точки зрения не оказывается для того достаточной. Та или иная из такого рода казалось бы вечно враждующей меж собой научных школ оказывается затем в глазах истории верной только по итогам ее обсуждения уже следующего поколения ученых, которые в изначально обозначившихся разногласиях и вовсе не участвовали.

Смена же господствующей парадигмы путем признания ошибочности одной из научных школ - такого рода случаев (хотя бы один, чтобы кто-то вспомнил) истории наук не известно. Разумеется, если речь не идет о ситуациях, когда такое "примирение" с идеями конкурирующей школы достигалось на костре, четвертованием или - в более гуманные времена - лагерной пылью, иными какими с того арсенала аргументов постижения несогласными абсолютной истины средствами. То есть, в рамках свободных дискуссий такого не бывает.

Часто про это обстоятельство бывает повод вспомнить, когда наблюдаются вспышки внешне ничем не мотивированных эмоций посередь изначально самой мирной - и даже взаимно комплиментарной - беседы. Только уже затем, при самом внимательном ее текста перечтении становится понятно, что фонтан негодования ударил по той - и только - причине, что кто-то решил кого-то и в чем-то переубедить. Большей ошибки видимо и совершить нельзя в онлайн дискуссии.